Strict Standards: Declaration of plgVideoboxHtml5Video::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/html5video/html5video.php on line 15

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxSoundCloudVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/soundcloudvideo/soundcloudvideo.php on line 59

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxVimeoVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/vimeovideo/vimeovideo.php on line 58

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxYouTubeVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/youtubevideo/youtubevideo.php on line 60
Сайт учителя русского языка и литературы - Сайт учителя русского языка и литературы
^Наверх

Персональный сайт учителя

Словари русского языка

Проверь слово
www.gramota.ru

Прикрепленное видео

Авторизация на сайте

Участие в рейтинге сайтов

Статистика сайта

     
Фильтр
  • 200 лет со дня рождения П. П. Ершова

    Ершов Пётр Павлович родился в семье чиновника. Отец по делам, связанным со службой, часто переезжал и Пётр успел пожить в Петропавловске (Казахстан), Омске, Берёзове (ныне посёлок Берёзово в Ханты-Мансийском автономном округе). Ершовы пересекали цепь казачьих поселений, посещали места, где были ещё свежи предания о временах Ермака и Пугачёва. В 1824 году родители отправили Петра и его брата Николая в Тобольск учиться. Мальчики жили в купеческой семье Пиленковых – родственников матери, а когда окончили гимназию, отец перевёлся в Петербург, где братья поступили в Петербургский университет.

    В 1831-1835 годах учился на философско-юридическом отделении Петербургского университета. В студенческие годы Ершов сближается с профессором русской словесности Петром Плетнёвым, знакомится с Василем Жуковским, Александром Пушкиным… На их суд девятнадцатилетний студент отдаёт своё первое крупное произведение – сказку «Конёк-горбунок», прочитав которую Пушкин с похвалою сказал начинающему поэту: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». Плетнёв во время одной из лекций с университетской кафедры прочитал отрывок из «Конька-горбунка» и представил изумлённым слушателям автора чудесной сказки – их сокурсника Петра Ершова, сидевшего в аудитории.

    Отрывок из «Конька-горбунка» появился в «Библиотеке для чтения» (1834, т. 3), а в середине 1834 года сказка Ершова была опубликована отдельным изданием. Успех сопутствовал молодому поэту: в декабре того же года к печати была одобрена первая часть «Сибирского казака», а затем и вторая часть этой «старинной были».

    Приближающееся окончание университета было связано для молодого сибиряка с проблемами. Не смог он получить желаемую должность, приходилось расставаться с друзьями, которых у него было немного, порывать с литературной средой. Противоречивые чувства вызывало и прощание с самим Петербургом: многое здесь стало дорогим и слилось с душой поэта, а с другой стороны, Ершова манила Сибирь, которую он называл «северной красавицей», мечтая об исследовании тогда ещё мало изученного края.

    Вернувшись на родину летом 1836 года, работал учителем Тобольской гимназии, затем инспектор (с 1844 года) и директор (с 1857) гимназии и дирекции училищ Тобольской губернии. Один из его учеников – будущий химик Дмитрий Иванович Менделеев. Падчерица Ершова стала его женой.

    Был инициатором создания любительского гимназического театра. В театре занимался режиссурой. Написал для театра несколько пьес: «Сельский праздник», «Суворов и станционный смотритель», комическую оперу «Якутские божки», «Черепослов».

    Печатал свои стихотворения в «Библиотеке для чтения» Сенковского и в «Современнике» Плетнёва.

    Умер П. П. Ершов 18 августа 1869 г. Похоронен в г. Тобольске на Завальном кладбище.

    Известность Ершову принесла его сказка «Конёк-горбунок», написанная им ещё на студенческой скамье и впервые напечатанная отрывком в 3 томе «Библиотеки для Чтения» 1834 года, с похвальным отзывом Сенковского.

    Первые четыре стиха сказки набросал Пушкин, читавший её ещё в рукописи. Сказка Ершова вышла отдельной книжкой в 1834 году и выдержала при жизни автора семь изданий, причём второе издание 1856 года – было сильно переработано автором и является на сегодня каноническим текстом.

    «Конёк-горбунок» – произведение народное, почти слово в слово, по сообщению самого автора, взятое из уст рассказчиков, от которых он его слышал; Ершов только привёл его в более стройный вид и местами дополнил. Своеобразный слог, народный юмор, удачные и художественные картины (конный рынок, земский суд у рыб, городничий) доставили этой сказке широкое распространение.

    Белинский видел в сказке подделку, «написанную очень недурными стихами», но в которой «есть русские слова, а нет русского духа».

    Существует версия, что сказка «Конёк-горбунок» целиком написана Пушкиным и выпущена под именем Ершова.

    Кроме «Конька-горбунка» Ершов написал несколько десятков стихотворений. Есть также указания, что он публиковал стихи, рассказы и драматургические произведения под псевдонимами.

    По материалам сайта:

    http://liricon.ru/biografii-poetov/ershov-pyotr-pavlovich

    Сказка «Конёк-горбунок» «Союзмультфильм», 1964-1975

    Режиссёры: Иван Иванов-Вано, Борис Бутаков, Владимир Данилевич. 

     

  • 125 лет со дня рождения Б. Л. Пастернака

    Жизненный и творческий путь Б. Л. Пастернака

    Борис Леонидович Пастернак родился в январе 1890 г. в Москве, в семье одного из первых русских художников-импрессионистов, академика, профессора училища живописи и выдающейся пианистки. От отца и матери будущий поэт унаследовал их таланты. Он мог стать хорошим профессиональным живописцем, но в 13 лет оставил изобразительное искусство ради музыки. Учась в гимназии, брал уроки музыки у профессоров консерватории и за шесть лет занятий достиг столь многого, что все близкие были убеждены: он станет композитором. Однако Борис Пастернак всю жизнь безжалостно отбрасывал несомненные достижения во имя устремлённости к новым целям. Он отвергал жизненный и даже профессиональный опыт. Всё должно совершаться так, будто происходит впервые. «Терять в жизни более необходимо, чем приобретать, – писал он незадолго до смерти. – Зерно не даст всхода, если не умрёт». В 1908 году, окончив гимназию с золотой медалью, Пастернак поступил на юридический факультет Московского университета, а через год перешёл на философское отделение историко-филологического факультета, которое окончил в 1913 году. Это было время расцвета русской религиозной философской мысли, и Московский университет был одним из главных её центров. С целью совершенствования в науке в 1912 году в течение семестра Пастернак занимался в Марбургском университете. Но и философию, несмотря на явные успехи в этой области, Пастернак оставляет. Сильнее всего оказывается давнее увлечение поэзией, которая стала для него делом всей жизни.

    По всему строю своей личности Пастернак принадлежал к искусству авангарда. Вместе с С. Бобровым, Н. Асеевым и ещё несколькими поэтами он создал футуристическую группу «Лирика»; просуществовала она недолго, но именно в ней сделал свои первые шаги в литературе Пастернак.

    В 1914 году вышла первая книга стихов – «Близнец в тучах». Позже Пастернак признавался, что «часто жалел» о выпуске этой «незрелой книжки». Однако стихотворением из этой книги «Февраль. Достать чернил и плакать...» Пастернак в дальнейшем часто открывал свои поэтические сборники, несколько раз на протяжении жизни возвращался к нему, дорабатывал, добиваясь ощущения лёгкости, сиюминутности впечатления.

    В начале 1914 года Пастернак, Бобров и Асеев вышли из «Лирики» и создали новую литературную группу «Центрифуга».

    В течение 1914-16 гг. Пастернак пишет вторую свою книгу, «экспериментальную» – «Поверх барьеров». Название сборника заимствовано из его собственного стихотворения «Петербург», вошедшего в эту книгу. Поэт склонен был называть так и всю свою новую поэтическую манеру. Мощный напор чувств смёл традиционные поэтические рамки: стихотворные размеры, строфы, рифмы, образы. Каждое стихотворение отличается своим музыкальным решением, мощным симфонизмом: нарастанием; борьбой, переплетением, разрешением тем, острым драматизмом. Сменяются образы ветра, вьюги, ненастья, наводнения, озноба – всё «поверх барьеров». Задыхающийся ритм создаётся переносами: «отгородитесь от вьюги в стихах / Шубой; от неба – свечою; трехгорным – / От дуновенья надежд, впопыхах / Двинутых ими на род непокорный» («Двор»), Поэт вслушивается в окружающее, вглядывается в него и видит больше, чем обычный человек, создаёт свой собственный, стремительный, яркий и звучный мир:

    Прислушайся к вьюге, сквозь дёсны процеженной,

    Прислушайся к голой побежке бесснежья.

    Разбиться им не обо что, и заносы

    Чугунного цепью проносятся понизу

    Полями, по чересполосице, в поезде,

    По воздуху, по снегу, в отзывах ветра,

    Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых,

    Сквозь доски, сквозь дёсны безносых трущоб.(«Дурной сон»)

    Поэт обладает удивительной способностью видеть явления мира будто впервые. В стихотворении, которое так и называется – «Урал впервые», образ рождается на глазах, он слышится в первой же тяжёлой, будто камни ворочающей строфе:

    Без родовспомогательницы, во мраке, без памяти,

    На ночь натыкаясь руками, Урала

    Твердыня орала и, падая замертво,

    В мученьях ослепшая, утро рожала.

    Материнская суть твердыни Урала как материнская суть земли вообще, но только земли древней, первобытной, времён творения. Эти легендарные, мифологические времена – и в раскатистых «р», и в кровавых и огнистых красках утра: «очнулись в огне», «горизонт пунцовый», «бронза массивов», «оранжевый бархат», «сусаль». Утро рождается в пожаре и копоти, «орёт», пыхтит и ахает: «храня иерархию мохнатых монархов». Ирреальность подчёркнута рассветным полумраком, в котором «призраки пихт» скрывают «злоязычного Горыныча»; «снотворным» и «опием». Среди этой первозданности поезд не кажется инородным телом – это, скорее, соперник Горыныча: «Пыхтел пассажирский. И где-то от этого, / Шарахаясь, падали призраки пихты». В последних двух строфах – величие и царственность рождённого уральского рассвета, яркая, торжественная, слепящая взор, узорная церемония.

    В тонком импрессионистском стихотворении «На пароходе» как будто из глубины веков тянется:

    Седой молвой, ползущей исстари,

    Ночной былиной камыша

    Под Пермь, на бризе, в быстром бисере

    Фонарной ряби Кама шла.

    «В лампаде камских вод звезда» – «на высоте подсвечника» от кишащих светляков. Эта звезда, «искристая нитка светляков», сверкание рассвета, фонарная рябь создают игру света и теней, придавая бредовость обычному: «Лакей зевал, сочтя судки», «На пароходе пахло кушаньем». Подобно тому как в блоковской «Незнакомке» пошлое соседствует с возвышенным и попросту затуманивается им, так «На пароходе» пастернаковская «дама» полна тайны. Это достигается метонимией: «Вы суженным зрачком следили за игрой обмолвок...» Сравним: «Вы к былям звали собеседника, к волне до вас прошедших дней» А в «суженном» слышится «суженый». Мгновенность впечатления передаётся читателю простотой, кажущейся совсем не поэтичной: «Был утренник. Сводило челюсти...» И опять тревога в конце: «утро шло кровавой банею».

    Высшей мерой проявления жизни, носительницей её смысла была для поэта природа. Жизнь, пьянящая радость ощущения слиянности со всем живым – в цикле стихотворений «Весна». Поэт восторженно удивляется новому расцвету природы: «Что почек, что клейких заплывших огарков / Налеплено к веткам!» Он пропитывается, как губка, впечатлениями, которые переплавятся в стихи: «А ночью, поэзия, я тебя выжму / Во здравие жадной бумаги».

    Книга «Сестра моя – жизнь», вышедшая в 1922 году, парадоксально совмещает поэтику футуризма с романтической традицией. После выхода этого сборника о Пастернаке заговорили как об одном из крупнейших современных поэтов. Восторженно оценила книгу М. Цветаева, в ряд русской классической поэзии поставил книгу О. Мандельштам. Но были и обвинения в оторванности от жизни. Автор посвятил книгу Лермонтову как своему современнику, открыл её стихотворением «Памяти Демона», демонстративно подчеркнув романтический настрой книги.

    «Сестра моя – жизнь» – своеобразный любовный роман, роман в стихах, состоящий из одних лирических отступлений. О поступках людей почти не говорится, повествовательное начало сведено к минимуму.

    Пастернак считал книгу «Сестра моя – жизнь», созданную летом 1917 года, но вышедшую в 1922 году настоящим своим поэтическим успехом Её своеобразно дополнила в 1923 году книга «Темы и варьяции», в которую вошли стихи 1916 – 1922 годов.

    В этих книгах Борис Пастернак, вступавший в мир в союзе с футуризмом, но преклонявшийся и перед Блоком, определился как поэт лирический, но «тоскующий по эпосу... по прозе... по обыденности» (Д. Лихачев). Поэт – вечности заложник, но он у «времени в плену».

    После Октября 1917 года Пастернак оказался в литературной группе ЛЕФ, левом фронте искусства: его влекла поэтическая дерзость, личность Маяковского. Но, в сущности, он всегда был независим от групп, школ и течений.

    В 20-30-е годы наряду с новыми книгами стихов и поэтических циклов – «Второе рождение» (1932), «На ранних поездах» (1943), «Земной простор» (1945) – поэт создаёт целую серию прозаических произведений преимущественно автобиографического характера: «Письма из Тулы», «Детство Люверс» (1922), «Воздушные пути» (1924) и историко-революционные поэмы «Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт» (обе в 1927), роман в стихах «Спекторский» (1925-1931). В 20-е годы поэт ведёт активную переписку с М. И. Цветаевой. В 1935 году, будучи в Париже, встретив Цветаеву, отговаривает её от возвращения на Родину.

    Поэт в военные годы был в эвакуации в Чистополе, недалеко от Елабуги, где покончила с собой М. И. Цветаева, но в 1943 году выезжал и на Брянский фронт. После Великой Отечественной войны Пастернак начал создавать главную свою книгу – роман «Доктор Живаго» (предварительное название «Мальчики и девочки»), «Хочу дать исторический образ России за последнее сорокапятилетие... Эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие», – писал он в 1946 году двоюродной сестре О. М. Фрейденберг.

    В романе о судьбах интеллигенции в годы революции Пастернак как бы вернулся, но в ином качестве, с новым историческим багажом к романтическому представлению о жизни человека как жизни гения, творца: главный герой доктор Живаго ещё и поэт, «нечто среднее между мной, Блоком, Есениным и Маяковским» (признание самого Пастернака).

    Роман «Доктор Живаго» был удостоен в 1958 году Нобелевской премии, но в атмосфере незаслуженных обвинений в антипатриотизме, после исключения из Союза писателей, угроз лишения советского гражданства, поэт не смог поехать в Стокгольм, чтобы получить премию. Он перенёс инфаркт (после требований о высылке его из России). Поэт скончался в 1960 году и был похоронен в Переделкино под Москвой.

     

    Русская литература. Лекции. Борис Пастернак. Доктор Живаго.

    Фильм Александра Прошкина «Доктор Живаго» (2005, все серии).

     

     

BannerFans.com

  Учительский портал  Образовательный портал Классные-часы.Ру      Сообщество педагогов       

Copyright © 2013. Персональный сайт учителя  Rights Reserved.