Strict Standards: Declaration of plgVideoboxHtml5Video::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/html5video/html5video.php on line 15

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxSoundCloudVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/soundcloudvideo/soundcloudvideo.php on line 59

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxVimeoVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/vimeovideo/vimeovideo.php on line 58

Strict Standards: Declaration of plgVideoboxYouTubeVideo::getThumb() should be compatible with Video::getThumb($id = false) in /home/u160179/russkiy-literaturaru/www/plugins/videobox/youtubevideo/youtubevideo.php on line 60
Сайт учителя русского языка и литературы - Сайт учителя русского языка и литературы
^Наверх

Персональный сайт учителя

Словари русского языка

Проверь слово
www.gramota.ru

Прикрепленное видео

Авторизация на сайте

Участие в рейтинге сайтов

Статистика сайта

     
Фильтр
  • 400 лет – «Дон Кихот Ламанчский»

    Мигель де Сервантес Сааведра (1547 – 1616), испанский писатель, классик мировой литературы, выдающийся мастер позднего Возрождения, создатель «Дон Кихота». Сервантес происходил из древнего, но обедневшего дворянского рода. В связи с окончательным разорением семьи, Сервантес и его братья были вынуждены самостоятельно искать пути в жизни. Служба при дворе кардинала, в армии, плен в Алжире, забвение на родине, участие в торговых делах – вся его бурная жизнь давала благодатный материал для его творчества.

    Мигель де Сервантес Сааведра о себе

    Под портретом мой друг мог бы написать: «Человек, которого вы здесь видите, с овальным лицом, каштановыми волосами, с открытым и большим лбом, весёлым взглядом и горбатым, хотя и правильным носом; с серебристой бородой, которая лет двадцать тому назад была ещё золотая; длинными усами, небольшим ртом; с зубами, сидящими не очень редко, но и не густо, потому что у него их всего-навсего шесть, и притом очень неказистых и плохо расставленных, ибо соответствия между ними нет; роста обыкновенного – ни большого, ни маленького; с хорошим цветом лица, скорее светлым, чем смуглым; слегка сутуловатый и тяжелый на ноги, – автор «Галатеи» и «Дон Кихота Ламанчского», сочинивший в подражание Чезаре Капорали Перуджийскому «Путешествие на Парнас» и другие произведения, которые ходят по рукам искажёнными, а иной раз и без имени сочинителя. Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провёл в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. В морской битве при Лепанто выстрелом из аркебузы у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразным, в его глазах оно прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем, сражаясь под победными знаменами сына «Грозы войн» – блаженной памяти Карла Пятого».

    Мигель де Сервантес. Назидательные новеллы. Перевод с испанского Б. Кржевского. Москва. Издательство «Художественная литература», 1982.

    В жизни есть только одно несомненное счастье – жить для других. (Л. Н. Толстой).

    Эпоха Возрождения дала миру величайшие образы гармоничной личности, идеального человека. Это были не похожие друг на друга люди: Гамлет и Джульетта, Лаура и Беатриче, король Лир и весёлые персонажи Бокаччо и «вечный» образ – Дон Кихот Ламанчский, принадлежащий перу великого испанского писателя-гуманиста Мигеля де Сервантеса Сааведры, образ, который узнают даже те, кто не читал роман. Наверное, нет человека, который не слышал бы это имя и не знал бы о герое главное.

    Каждая эпоха имеет свои представления о том, что хорошо, что плохо, и эти представления выражают писатели на страницах своих произведений. Конечно, писатель имеет и свой взгляд на мир, на господствующие идеи, он сам выбирает, о чём писать и как писать: что хвалить, что осуждать и в какие сюжетные ситуации поместить героев.

    Отличительной чертой эпохи Возрождения является светский характер её культуры, её антропоцентризм, т. е. проявление интереса, в первую очередь, к человеку и его деятельности.

    Появляется интерес к античной культуре, происходит как бы её «возрождение» – так и появился термин.

    Рубеж XVI–XVII веков – это эпоха великих географических открытий, в которых Испания принимала самое активное участие. Маленькая по площади – Испания – завоёвывает много новых земель, становится крупной морской и колониальной державой. Её владения простирались в Южной и Центральной Америке, на Филиппинах, на юге Африки, что давало повод надеяться на дальнейшее процветание и завоевание новых земель. Однако этим надеждам не суждено было сбыться.

    В XVI веке Англия тоже становится одной из экономически развитых стран и претендует на свою часть новых земель, большая часть которых уже были поделены между Испанией и Португалией. Поэтому Англия начинает войну с Испанией, итогом которой в 1588 году могущественный испанский флот был разгромлен у берегов Англии. Испания начинает утрачивать свою мощь и в дальнейшие годы всё больше отстаёт от развитых стран.

    Правда империя Карла V по-прежнему была мировой державой, но всё больше её разъедал изнутри устрашающий экономический кризис, все последствия которого Испания ощутила в последующем столетии. В 1605 году Испания вела с переменным успехом войну на море и на суше, стремясь, во что бы то ни стало сохранить и по возможности расширить свои и без того необъятные владения в Европе, в Америке, в Азии и Африке [9].

    Таким образом, эпоха, в которую жил Сервантес была исключительно бурной. Эта эпоха была ознаменована постепенной утратой мирового господства Испанией. Филипп III, наследовав своему отцу, ещё владел территорией, составлявшей одну пятую часть мира, с населением в 60 миллионов человек. Однако эта могущественная монархия была «колоссом на глиняных ногах» [9]. Государства, неизмеримо меньше по своим размерам: Англия, Франция, Голландия не только удачно отражали нападения Испании, но и вели против неё наступательные войны. С другой стороны, XVI столетие было тем временем, когда в Испании освободились народные силы, это привело страну к пышному, но кратковременному расцвету.

    В области искусства появляются  замечательные писатели, художники, учёные. И вторую половину XVI и XVII век, когда жили и творили Сервантес, Лопе де Вега, Кальдерон и многие другие, ставшие великими, писатели, принято называть «Золотым веком». Это действительно был век для испанской культуры «золотым», несмотря на все ужасы инквизиции и деспотизм властей.

    Однако это был недолгий период. Вскоре наступил катастрофический спад. Аристократия приходила в упадок, города утратили свою средневековую мощь, а абсолютная монархия была лишь чисто внешне схожа с европейской, а по сути равнялась азиатским формам правления.

    Стремление к мировому господству истощило народные силы, а непрерывный поток золота, серебра из американских колоний привёл к обесцениванию денег и к забросу рудников в самой Испании. Утратился интерес к ремёслам, земледелию и скотоводству. Изгнание из страны евреев и морисков (потомков мавров) бесспорно, самых трудолюбивых элементов населения усилило катастрофическое обнищание и обезлюдение страны. Соответственно произошло увеличение налогов, что привело к появлению в государственном аппарате хищных чиновников, напоминавших своей прожорливостью саранчу [9].

    Золото, серебро и другие ценные металлы шли на содержание многочисленных чиновников и на ведение дорогостоящих войн и к концу XVI столетия в Испании уже явно обнаружились все признаки экономического упадка. Нарастающий кризис в дальнейшем привёл к упадку и политическому распаду мировой монархии, и утрате господствующего положения, которое занимала Испания в Западной Европе.

    Обнищание народных масс, обезлюдение страны, застой в торговле и промышленности, полная запущенность земледелия и скотоводства, непомерное налоговое бремя, голод, нищета принуждали искать новые средства существования. Немногие уходили в армию, а в основном бродяжничали.

    XVI век для Европы и в частности для Испании был весьма сложным и неспокойным.

    Испания утратила мировое господство не только в силу экономического кризиса, но и во многом благодаря движению, которое охватило в то время Европу, получившее название Реформация.

    Обстановка в Испании осложнялась и прогрессирующим разложением государственного аппарата. Доходы от колонизации Нового Света направлялись испанской короной на достижение политических целей: восстановление господства католической церкви в Европе  и обогащение знати, что вело к падению качества внутреннего и внешнего управления и ослаблению испанской армии.

    Параллельно с этим  в Испании происходит стремительное имущественное расслоение дворянства, элита которого обогащается за счёт золота, поступающего из-за океана. Приток золота не способствовал развитию экономики страны. Многочисленные испанские города оставались преимущественно политическими, а не торгово-ремесленными центрами, где торговля и ремесло были сосредоточены в руках евреев и потомков мавров – морисков.

    Финансирование войн, нужд двора и испанской знати происходило путём увеличения налогового бремени, конфискации имущества «неблагонадежных» слоёв общества, прежде всего, морисков, что приводило к вспышкам народных восстаний и как следствие изгнание из страны наиболее трудолюбивой части населения.

    Всё это ухудшало положение народа и ещё больше подавляло развитие торговли и ремесел, усугубляя экономическое, а затем и политическое отставание Испании от протестантских стран Северо-Западной Европы.

    Весь XVII век проходит в Испании под знаком небывалого обнищания и снижения численности  народа. Экономический упадок привёл к не менее глубокому военному упадку: Испания теряет своё господство как на море, так и на суше и некогда могущественная колониальная империя становится второстепенной державой. 

    Реформация (лат. преобразование) – это борьба нового сознания со старыми идеями, оплотом которых выступала католическая церковь. В странах, где Реформация прошла успешно, большое влияние приобретают протестантские церкви, быстрее развиваются капиталистические отношения в экономике и торговле. В странах же с большим влиянием католицизма остаются феодальные традиции. Испания по-прежнему оставалась оплотом католицизма. Здесь была самая знаменитая по своей силе и жестокости инквизиция.

    Мигель де Сервантес Сааведра – великий испанский писатель-гуманист эпохи Возрождения, родился 29 сентября 1547 года в небольшом, но цветущем городке Алькала-де-Энарес в двадцати милях от Мадрида. Он был младшим членом бедной, но знаменитой семьи идальго.

    Отца будущего писателя, брадобрея-костоправа, звали Родриго Сервантес, мать – Леонора Кортинас. Мигель был четвертым из семи детей в семье, днем рождения которого предполагают 29 сентября, так как это день св. Мигеля.

    Фамилия Сервантесов уже насчитывала пять столетий рыцарства и общественной службы и была не только широко распространена в Испании, но и имела своих представителей в Мексике и других частях Америки.

    На примере их семьи можно проследить историю обеднения испанского дворянства и роста так называемой «идальгии» – дворян, «лишенных состояния, права юрисдикции и высоких постов».

    Если дед писателя Хуан занимал видное положение в Андалусии, был старшим алькальдом (судьей) города Кордовы и обладал известным состоянием, то отец Сервантеса, страдавший глухотой, не занимал никаких судебных и административных постов и не пошёл дальше вольнопрактикующего лекаря, то есть был человеком даже с точки зрения «идальгии» совсем незначительным. К кругу бедных дворян принадлежала и мать писателя.

    В поисках заработка Родриго Сервантес вынужден был переезжать вместе с семьей из города в город и в 1551 году он поселился в Вальядолиде, тогдашней столице королевства. Но и здесь он прожил недолго. Не прошло и года, как его арестовали за неуплату долга местному ростовщику. В результате ареста и без того скудное имущество семьи было продано с торгов.

    Снова началась бродяжническая жизнь, которая привела Сервантеса сначала в Кордову, а затем возвратила в Вальядолид, где по-прежнему семья находилась в крайне стеснённых обстоятельствах.

    Школьные годы Мигель провёл в Вальядолиде. Десятилетним подростком он поступил в коллегию иезуитов, где оставался четыре года (1557 – 1561), по истечении которых он отправляется в Мадрид, где завершает своё образование у одного из лучших по тому времени испанских педагогов, гуманиста Хуана Лопеса де Ойоса.

    К концу 60-х годов XVI столетия семья Сервантесов вступила в полосу окончательного разорения. В связи с этим Мигелю пришлось подумать о том, как самому зарабатывать хлеб. Из трёх возможностей (церковь, двор, армия), воспользовавшись рекомендацией своего учителя, считавшего его «своим дорогим и любимым учеником», поступил на службу к чрезвычайному послу папы Пия V, приехавшего в Мадрид в 1568 г.

    В это же время публикуется первое стихотворение Сервантеса, посвящённое смерти юной жены короля Испании Филиппа II Елизаветы Валуа.

    Вместе с послом Сервантес покидает Мадрид и в начале 1569 г. прибывает в Рим. Он состоит в должности ключника, достаточно приближённого лица. Служит около года и во второй половине 1570 г. поступает в испанскую армию, находившуюся в Италии.

    Пребывая в рядах испанских войск в Италии в течение пяти лет, Сервантес смог посетить крупнейшие итальянские города: Рим, Милан, Болонью, Венецию, Палермо, где познакомился не только с бытом Италии XVI века, но и с её культурой, особенно литературой. За это время он не только овладел итальянским языком, но и расширил свои гуманитарные знания, основательно изучил античную литературу и мифологию, познакомился со всем лучшим, что создало итальянское Возрождение в литературе и философии. Изучил поэзию Данте, Петрарки, Ариосто, Бокаччо.

    В войне, развернувшейся в начале 70-х годов между Святой лигой (Испания, Венеция, Рим) и Османской империей. В этой войне Сервантес отличился в знаменитой морской битве 1571 г. при Лепанто, когда флот турок был разбит, что означало конец экспансии Турции в восточной части Средиземного моря.

    В этом же году Сервантес заболел лихорадкой, но потребовал, чтобы ему разрешили участвовать в бою. Его просьбу удовлетворили, и во главе 12 солдат он охранял во время боя лодочный трап, получив при этом три огнестрельных раны: две в грудь и одну в предплечье. Тяжелые ранения привели его в госпиталь, откуда он вышел лишь в конце апреля 1572 г. и вернулся на военную службу. Продолжал участвовать в боевых действиях, а в 1573 г. полк Сервантеса занимается несением гарнизонной службы, сначала в Сардинии, а позже в Неаполе.

    Через пять лет Сервантес заканчивает военную службу и, поселившись в Севилье, переходит на службу гражданскую, испытывая при этом постоянную нехватку средств, и пробуя писать.

    Осенью 1587 года Сервантесу удалось получить место комиссара по срочным заготовкам для нужд армии. Но небрежность в отчётах привела его в тюрьму, в которой он находился около трёх месяцев.

    В 1604 году Сервантес покидает Севилью и поселяется вместе с семьей (за исключением жены) во временной столице Испании – городе Вальядолиде.

    Началом подлинно великого периода в творчестве Сервантеса, периода, давшего миру его бессмертный роман в двух частях «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», принято считать 1603 год.

    Дата начала работы над романом «Дон Кихота» (1603 г.) устанавливается на основании слов самого автора, сказавшего, что его роман родился «в темнице, местопребывании всякого рода помех, обиталище одних лишь унылых звуков». Сервантес имел в виду свое заключение в севильской тюрьме в 1602 году.

    Роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» является пародией на рыцарский роман, прославляющий «рыцаря без страха и упрека». Рыцарь верен королю и христианской вере, своей родине и Прекрасной Даме. Он мужественный стойкий человек, побеждает врагов и с честью погибает. Во времена Сервантеса рыцарские романы были очень популярны, но впоследствии утратили своё значение для читателей и превратились в бессмысленное чтиво и Сервантес уверяет читателя, что «Дон Кихот» – это попытка осмеять рыцарский роман. Вместе с тем – это энциклопедия испанской жизни XVI–XVII веков, произведение с глубоким социальным и философским смыслом.

    Последние годы жизни Сервантеса, очень богатые в творческом отношении, протекали в основном в Мадриде, куда он перебрался после провозглашения этого города столицей королевства в 1606 году. Материальное положение его семьи не улучшилось и он жил в бедных кварталах Мадрида. Вместе с тем огромный успех его романа побудил писателя продолжать работу над прозой, непревзойдённым мастером которой он был.

    Завершилась многострадальная, но благородная жизнь писателя и гражданина 23 апреля 1616 года.

    В предисловии к своему последнему творению, гениальный писатель обратился к своим читателям со словами: «Простите, радости! Простите, забавы! Простите, весёлые друзья! Я умираю в надежде на скорую и радостную встречу в мире ином». И спустя столетия Сервантес жив в памяти людей, так же как и живы его бессмертные герои – рыцарь и оруженосец, по-прежнему странствующие в поисках добра, справедливости и красоты.

    Художественный фильм по одноименному роману Мигеля де Сервантеса.

    Приз Фемина дю синема и Почетный диплом на МКФ в Брюсселе, Бельгия (1958).
    Почетный Диплом, специальная премия и диплом жюри национальной федерации киноклубов на МКФ в Сан-Себастьяне, Испания (1964).

    Литература и источники

    1. Горбич О.И. Современные технологии обучения в школе. – М.: Педагогический университет «Первое сентября», 2009.
    2. Гуляков Е.Н. Новые педагогические технологии: развитие художественного мышления и речи на уроках литературы:  методическое пособие. – М.: Дрофа, 2006.
    3. Зиман Л.Я. Зарубежная литература для детей и юношества. Учебное пособие. – М.: Изд. школьная библиотека, 2007.
    4. Мещерякова М.И. Литература в таблицах и схемах. Теория. История. Словарь. – М.: Айрис-пресс, 2007.
    5. Новейший словарь иностранных слов и выражений. – Мн.: Современный литератор, 2006.
    6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. РАН. Институт рус. яз. им. В.В. Виноградова. – М.: Азбуковник, 1999.
    7. Островский С.Л. Как сделать презентацию к уроку? – М.: Педагогический университет «Первое сентября», 2010.
    8. Степанов Г.В. Дон Кихот: персонаж и личность. Известия Ан СССР. Отделение литературы и языка. – Т.38. № 6. – М.: 1979.
    9. Сервантес Сааведра Мигель де. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. В 2-х книгах. Часть 1: Предисл. Ф. Келина. – М.: Правда, 1989.
    10. Ушакова О.Д. Понятия и определения: Литература / Словарик школьника. – СПб.: Издательский Дом «Литера», 2005.
    11. Храпченко М. Б. Художественное творчество, действительность, человек. – М.: 1976.
    12. Храпченко М. Б. Творческая индивидуальность писателя в развитие литературы. – М.: 1972.
    13. Материалы сайта http://fem-web.ru/; иллюстрации: http://www.fomento.su/; www.by-tim.ru; http://pravkniga.ru/; elegantbook.ru . 

     

  • 845 лет – «Песнь о Роланде»

    845 лет – «Песнь о Роланде»– французский героический эпос (1170)

    Героическая эпопея «Песнь о Роланде» после Средних веков надолго была забыта и впервые опубликована в 1837 году Франсиском Мишелем. Однако сюжет эпопеи был всё это время хорошо известен благодаря народным книгам о Гальене, внебрачном сыне Оливье, которые непрерывно переиздавались с 1500 года вплоть до середины XIX века. В основу этих книг легла прозаическая переработка поэмы «Гальен, восстановленный в своих правах», включавшая изображение битвы при Ронсевале и гибели Роланда.

    В своём описании битвы при Гастингсе в 1066 году, составленном до 1127 года, Уильям Мэлсмберийский рассказывает, что перед битвой была исполнена cantilena Rollandi, песнь о Роланде, «дабы примером воинственного мужа вдохновить бойцов». Её пел Тайлефер, который испрашивал для себя чести нанести первый удар врагу. До нашего времени дошло 7 рукописей «Песни», ни одна из которых не повторяет другую. Канонической считается Оксфордская рукопись, написанная около 1170 г. на англо-норманском диалекте старофранцузского языка.

    Песнь о Роланде (Chanson de Roland)

    Героическая эпопея (наиболее ранняя ред. ок. 1170)

    Державный император франков великий Карл (тот самый Карл, от имени которого происходит самое слово «король») семь долгих лет сражается с маврами в прекрасной Испании. Он отвоевал у нечестивых уже многие испанские замки. Его верное войско разбило все башни и покорило все грады. Лишь повелитель Сарагосы, царь Марсилий, безбожный слуга Мухаммеда, не желает признать господства Карла. Но скоро гордый владыка Марсилий падёт и Сарагоса преклонит главу перед славным императором.

    Царь Марсилий созывает своих верных сарацин и просит у них совета, как избежать расправы Карла, властителя прекрасной Франции. Мудрейшие из мавров хранят безмолвие, и лишь один из них, валь-фондский кастелян, не стал молчать. Бланкандрин (так звался мавр) советует обманом добиться мира с Карлом. Марсилий должен послать гонцов с великими дарами и с клятвой в дружбе, он обещает Карлу от имени своего государя верность. Посол доставит императору семьсот верблюдов, четыре сотни мулов, нагруженных арабским золотом и серебром, да так, чтоб Карл смог наградить богатыми дарами своих вассалов и заплатить наёмникам. Когда же Карл с великими дарами отправится в обратный путь, пусть Марсилий поклянётся последовать через малое время за Карлом и в день святого Михаила принять христианство в Ахене, престольном граде Карла. Заложниками будут к Карлу посланы дети знатнейших сарацин, хотя и ясно, что суждена им гибель, когда вскроется вероломство Марсилия. Французы уйдут домой, и только в Ахенском соборе мощный Карл в великий день святого Михаила поймёт, что маврами он обманут, но будет поздно мстить. Пускай лучше заложники погибнут, но трона не лишится царь Марсилий.

    Марсилий согласен с советом Бланкандрина и снаряжает в путь послов к Карлу, обещая им за верную службу в награду богатые поместья. Послы берут в руки ветвь оливы в знак дружбы к королю и отправляются в путь.

    Тем временем могучий Карл празднует в плодоносном саду победу над Кордовой. Вокруг него сидят вассалы, играют в кости и в шахматы.

    Придя в стан франков, мавры видят Карла на золотом троне лицо короля гордо и прекрасно, борода его белее снега, а кудри волнами ниспадают на плечи. Послы приветствуют императора. Они излагают всё то, что Марсилий, царь мавров, велел им передать Внимательно выслушивает Карл гонцов и, поникая челом, погружается в раздумье.

    Ярко сверкает солнце над станом франков, когда созывает Карл своих приближённых. Карл хочет знать, что думают бароны, можно ли поверить словам Марсилия, который обещает во всём повиноваться франкам. Бароны, уставшие от долгих походов и тяжелых сражений, желают скорейшего возвращения в родные края, где ждут их прекрасные жёны. Но ни один не может посоветовать этого Карлу, так как каждый из них знает о коварстве Марсилия. И все молчат. Лишь один, племянник короля, молодой граф Роланд, выступив из рядов приближённых, начинает уговаривать Карла не верить словам лживого царя мавров. Роланд напоминает королю о недавней измене Марсилия, когда он также обещал верно служить франкам, а сам нарушил своё обещание и предал Карла, убив его послов, славных графов Базана и Базилия. Роланд умоляет своего повелителя как можно скорее идти к стенам непокорной Сарагосы и отомстить Марсилию за смерть славных воинов. Карл поникает челом, наступает зловещая тишина. Не все бароны довольны предложением молодого Роланда. Граф Гвенелон выступает вперёд и обращается с речью к собравшимся. Он убеждает всех, что войско Карла и без того уже устало, а завоёвано так много, что можно с гордостью стремиться в обратный путь к границам прекрасной Франции. Нет повода не верить маврам, у них нет выхода иного, чем подчиниться Карлу. Другой барон, Немон Баварский, один из лучших вассалов короля, советует Карлу прислушаться к речам Гвенелона и внять мольбам Марсилия. Граф утверждает, что христианский долг велит простить неверных и обратить их к Богу, и нет сомнения, что мавры приедут в день святого Михаила в Ахен. Карл обращается к баронам с вопросом, кого послать в Сарагосу с ответом. Граф Роланд готов отправиться к маврам, хоть его совет и отвергнут господином. Карл отказывается отпустить от себя любимого племянника, которому он обязан многими победами. Тогда Немон Баварский охотно предлагает отвезти послание, но и его Карл не желает отпускать. Многие бароны, дабы доказать свою верность, хотят отправиться в путь, один 167лишь граф Гвенелон молчит. Тогда Роланд выкрикивает Карлу совет: «Пусть едет Гвенелон». Граф Гвенелон испуганно встаёт и смотрит на собравшихся, но все согласно кивают головами. Безумный граф с угрозой обвиняет Роланда в давнишней ненависти к нему, поскольку он Роланду отчим. Роланд, говорит Гвенелон, давно желает погубить его и вот теперь, воспользовавшись удобным случаем, посылает на верную гибель. Гвенелон молит Карла не забыть его жену и детей, когда мавры непременно с ним расправятся. Гвенелон сокрушается, что больше не увидит родной Франции. Карл взбешён нерешительностью графа и приказывает ему немедля отправляться в путь. Император протягивает Гвенелону свою перчатку как знак посольских полномочий, но тот роняет её на землю. Французы понимают, что только себе на горе решили отправить коварного Гвенелона с посольством к врагам, эта ошибка принесёт им великое горе, но изменить судьбу уже никто не может.

    Граф Гвенелон уходит в свою палатку и выбирает боевые доспехи, собираясь в путь. Недалеко от стана франков Гвенелон нагоняет возвращающееся посольство неверных, которых хитрый Бланкандрин задерживал у Карла как можно дольше, чтобы по дороге сойтись с посланцем императора Между Гвенелоном и Бланкандрином завязывается долгий разговор, из которого мавр узнаёт о вражде между Гвенелоном и любимцем Карла Роландом. Бланкандрин удивлённо выспрашивает у графа, за что же все франки так любят Роланда. Тогда Гвенелон открывает ему тайну великих побед Карла в Испании дело в том, что ведёт войска Карла во все сражения доблестный Роланд. Много неправды Гвенелон возводит на Роланда, и когда путь посольства доходит до середины, вероломный Гвенелон и хитрый Бланкандрин дают друг другу клятву погубить могучего Роланда.

    Проходит день, и Гвенелон уже у стен Сарагосы, его ведут к царю мавров Марсилию. Поклонившись царю, Гвенелон передаёт ему послание Карла. Карл согласен с миром уйти в свои пределы, но в день святого Михаила он ждёт Марсилия в престольном Ахене, и если сарацин ослушаться посмеет, его в цепях доставят в Ахен и предадут там позорной смерти. Марсилий, не ожидавший столь резкого ответа, хватает копье, желая сразить графа, но Гвенелон уворачивается от удара и отходит в сторону. Тогда Бланкандрин обращается к Марсилию с просьбою дослушать посла франков. Гвенелон снова приближается к повелителю неверных и продолжает речь. Он говорит, что гнев царя напрасен, Карл лишь хочет, чтоб Марсилий принял закон Христа, тогда он отдаст ему пол-Испании. Но другую половину Карл отдаст, продолжает предатель, своему племяннику, кичливому графу Роланду. Роланд будет плохим соседом маврам, он будет захватывать соседские земли и всячески притеснять Марсилия. Все беды Испании от одного Роланда, и если Марсилий хочет покоя в своей стране, то должен он не просто послушаться Карла, но также хитростью или обманом погубить его племянника, Роланда. Марсилий рад такому плану, но он не знает, как справиться с Роландом, и просит Гвенелона придумать средство. Если им удастся погубить Роланда, Марсилий обещает графу за верную службу богатые дары и замки прекрасной Испании.

    У Гвенелона план уже давно готов, он точно знает, что Карл захочет оставить кого-нибудь в Испании, чтоб обеспечить покой на завоеванной земле. Карл, несомненно, попросит именно Роланда остаться на страже, с ним будет совсем небольшой отряд, и в ущелье (король уже будет далеко) Марсилий разобьёт Роланда, лишив Карла лучшего вассала. Этот план приходится по душе Марсилию, он зовёт Гвенелона в свои покои и приказывает принести туда дорогие подарки, лучшие меха и украшения, которые новый царский друг отвезёт своей супруге в далекую Францию. Вскоре Гвенелона провожают в обратный путь, точно договорившись об исполнении задуманного. Каждый знатный мавр клянётся в дружбе предателю-франку и отправляет с ним к Карлу в заложники своих детей.

    Граф Гвенелон на заре подъезжает к стану франков и сразу проходит к Карлу. Он принёс повелителю множество даров и привёл заложников, но главное – Марсилий передал ключи от Сарагосы. Ликуют франки, Карл приказал собраться всем, чтоб сообщить: «Конец войне жестокой. Мы отправляемся домой». Но Карл не хочет оставить Испанию без охраны. Иначе он до Франции и доехать не успеет, как басурманы вновь подымут головы, тогда настанет конец всему, чего добились франки за семь долгих лет войны. Граф Гвенелон подсказывает императору оставить Роланда на страже в ущелье с отрядом храбрых воинов, они встанут за честь франков, если кто-нибудь посмеет пойти против воли Карла. Роланд, услышав, что Гвенелон советует Карлу выбрать именно его, спешит к повелителю и обращается к нему с речью. Он благодарит императора за поручение и говорит, что рад такому назначению и не боится в отличие от Гвенелона погибнуть за Францию и Карла, даже если господин захочет поставить его одного на страже в ущелье. Карл поникает челом и, закрыв лицо руками, вдруг начинает рыдать. Он не хочет расставаться с Роландом, горькое предчувствие гложет императора. Но Роланд уже собирает друзей, которые останутся с ним, когда Карл уведёт войска. С ним будут доблестный Готье, Одон, Джерин, архиепископ Турпин и славный витязь Оливьер.

    Карл со слезами покидает Испанию и на прощание отдаёт Роланду свой лук. Он знает, что им уже не суждено встретиться. Изменник Гвенелон повинен в бедах, которые постигнут франков и их императора.

    Роланд, собрав своё войско, спускается в ущелье. Он слышит гром барабанов и провожает взглядом уходящих на родину. Проходит время, Карл уже далеко, Роланд и граф Оливьер поднимаются на высокий холм и видят полчища сарацин. Оливьер упрекает Гвенелона в предательстве и умоляет Роланда трубить в рог. Карл ещё может услышать призыв и повернуть войска. Но гордый Роланд не желает помощи и просит воинов бесстрашно идти в бой и одержать победу «Храни вас Бог, французы!»

    Вновь поднимается Оливьер на холм и видит уже совсем близко мавров, полчища которых всё прибывают. Он опять молит Роланда трубить, дабы Карл услышал их зов и повернул назад. Роланд вновь отказывается от позорного безумия. Проходит время, и третий раз Оливьер при виде войск Марсилия падает на колени перед Роландом и просит не губить зря людей, ведь им не справиться с полчищами сарацин. Роланд не хочет ничего слышать, выстраивает войско и с кличем «Монжой» несётся в бой. В жестокой битве сошлись французы и войска хитрого Марсилия.

    Проходит час, французы рубят неверных, лишь крики и звон оружия раздаются над глухим ущельем. Граф Оливьер мчится по полю с обломком копья, он поражает мавра Мальзарона, за ним Тургиса, Эсторгота. Граф Оливьер уже поразил семьсот неверных. Все жарче бой... Жестокие удары разят и франков и сарацин, но нет у франков свежей силы, а напор врагов не ослабевает.

    Марсилий мчится из Сарагосы с огромной ратью, он жаждет встречи с племянником Карла, графом Роландом. Роланд видит приближающегося Марсилия и только теперь окончательно понимает мерзкое предательство своего отчима.

    Ужасен бой, Роланд видит, как гибнут молодые франки, и в раскаянии бросается к Оливьеру, он хочет трубить в рог. Но Оливьет только то и говорит, что поздно на помощь Карла звать, теперь император не поможет, стремительно мчится в сечу. Роланд трубит… Кровавой пеной покрывается рот Роланда, раскрылись жилы на весках, и далеко разносится протяжный звук.

    Дойдя до границы Франции, Карл слышит рог Роланда, он понимает, что предчувствия его были не напрасны. Император разворачивает войска и несётся на помощь племяннику. Все ближе и ближе Карл к месту кровавой битвы, но уже не застать ему никого в живых.

    Роланд глядит на горы и равнины... Повсюду смерть и кровь, везде лежат французы, витязь падает на землю в горьких рыданиях. Проходит время, Роланд вернулся на поле битвы, он бьёт сплеча, рассёк Фальдрона, многих знатных мавров, ужасна месть Роланда за гибель воинов и за предательство Гвенелона. На поле битвы он сталкивается с Марсилием, царём всей Сарагосы, и кисть руки ему отсёк, царевича и сына Марсилия мечом булатным свалил с коня и заколол копьем. Марсилий в испуге обращается в бегство, но это уже ему не поможет: войска Карла слишком близко.

    Настали сумерки. Один халиф на скакуне подлетает к Оливьеру и поражает его в спину булатным копьем. Глядит Роланд на графа Оливьера и понимает, что друг убит. Он ищет взглядом архиепископа, но нет уже рядом никого, войско разбито, день подошёл к концу, принеся гибель доблестным франкам.

    Идёт Роланд один по полю битвы, он чувствует, что силы покинули его, кровью покрыто лицо, прекрасные глаза, померкли, он ничего не видит. Герой падает на траву, закрывает глаза, и последний раз он видит образ Франции прекрасной. Проходит время, и к нему во тьме подкрался мавр испанский и бесчестно поразил. Убит могучий рыцарь, и никогда никто уж не поднимет прекрасный Дюрандаль (так звали меч Роланда), никто не заменит франкам несравненного воителя. Лежит Роланд лицом к врагам под сенью ели. Здесь на рассвете находит его войско Карла. Император с рыданиями падает на колени перед телом племянника и обещает отомстить за него.

    Спешат войска скорее в путь, чтобы догнать мавров и дать последний бой поганым.

    Раненый Марсилий спасается от гнева императора в столице, в Сарагосе. Он слышит победный клич французов, вошедших в город. Марсилий просит помощи соседей, но все в испуге отвернулись от него, один лишь Балигант готов помочь. Сошлись его войска с войсками Карла, но быстро франки разбили их, оставив сарацин лежать на поле битвы. Карл возвращается на родину, чтобы благочестиво похоронить тела героев и свершить справедливый суд над предателями.

    Вся Франция оплакивает великих воинов, нет больше славного Роланда, а без него нет счастья у франков. Все требуют казнить предателя Гвенелона и всех его родных. Но Карл не хочет казнить вассала, не дав ему слова в своё оправдание. Настал день великого суда, Карл призывает к себе предателя. Тогда один из славных франков, Тьедри, просит Карла устроить поединок между ним и родственником Гвенелона, Пинабелем. Если Тьедри победит, Гвенелона казнят, если нет, он будет жить.

    Сошлись на поле боя Тьедри могучий и Пинабель непобедимый, подняв мечи, помчались в бой. Долго сражаются герои, но ни тому ни другому не даётся победа. Судьба же распорядилась так, что, когда раненый Тьедри последний раз поднял свой меч над головой Пинабеля, тот, поражённый, замертво упал на землю и больше уже не очнулся. Суд императора свершён, Гвенелона воины привязывают к скакунам за руки и за ноги и гонят их к воде. Ужасные мучения испытал предатель Гвенелон. Но какая смерть искупит гибель прекрасного Роланда... Горько Карл оплакивает своего любимого вассала.

    А. Н. Котрелева

     

     

  • Расписание проведения ЕГЭ 2015

    до 1 марта – подача заявлений о сдаче ЕГЭ;

    Основной период

    25 мая (пн) – география, литература

    28 мая (чт) – русский язык

    1 июня (пн) – математика (базовый уровень)

    4 июня (чт) – математика (профильный уровень)

    8 июня (пн) – обществознание, химия

    11 июня (чт) – иностранные языки,  физика

    15 июня (пн) – информатика и ИКТ, биология,  история

    17 июня (ср) – иностранные языки (устн.)

    18 июня (чт) – иностранные языки (устн.)

    22 июня (пн) – резерв:  русский язык

    23 июня (вт) – резерв: математика Б, математика П

    24 июня (ср) – резерв:  география, литература, химия, обществознание, физика
    25 июня (чт) – резерв:  информатика и ИКТ, биология, история, иностранные языки

    16 июня (пт) – резерв:  иностранные языки (устн.)

  • 100 лет со дня рождения В. М. Тушновой

    27 марта – 100 лет со дня рождения Вероники Михайловны Тушновой (1915-1965),русской советской поэтессы, писавшей в жанре любовной лирики.

    Вероника Михайловна Тушнова родилась 27 марта 1915 года в Казани, в семье профессора медицины Казанского Университета Михаила Тушнова и его жены, Александры, урождённой Постниковой, выпускницы Высших женских Бестужевских Курсов в Москве. Профессор Тушнов был на несколько лет старше своей избранницы, и в семье всё подчинялось его желаниям и воле, вплоть до подачи на стол обеда или ужина.

    Вероника, черноглазая, задумчивая девочка, писавшая стихи с детства, но прятавшая их от отца, согласно его же непререкаемому «желанию», сразу после окончания школы поступила в Ленинградский медицинский институт (семья профессора к тому времени обосновалась там).

    Вероника Михайловна проучилась на факультете терапии четыре года, но больше не смогла бороться со своим стремлением заниматься литературой. В начале лета 1941 года Тушнова поступает в Московский Литературный институт имени М. Горького: её желание профессионально и всерьёз заниматься поэзией и филологией начинает сбываться. Однако учиться не пришлось. Началась война.

    Используя свои медицинские знания, Тушнова почти все годы войны проработала в госпиталях врачом: выхаживала раненых.  Работа тяжелая, часто и неблагодарная, не оставляющая, казалось бы, времени для «возни» с капризными рядами поэтических строчек, но Тушнова во время ночных дежурств умудрялась, при свете затенённых ламп, прислушиваясь к сонному дыханию и стонам больных, все время чиркать что-то в тетради. Её так и звали ласково: «доктор с тетрадкой». Перед её глазами проходят судьбы многих людей.

    Я за годы войны
    Побывала во всех городах,
    Потому что вот тот
    Из Тбилиси, а тот из Орла,
    Потому что у этого мать
    В Бухаре умерла.
    Кто-то пишет в Москву,
    У кого-то в Армении дочь.
    И чужую тоску
    Я баюкала каждую ночь.

    В 1945 издательство «Молодая гвардия» выпустило первый поэтический сборник Тушновой, который она так и назвала «Первая книга». Это был сравнительно поздний дебют – Веронике Михайловне было уже 29 лет – и прошел он как-то незаметно, тихо…

    Вторая книга Вероники Тушновой «Пути-дороги» увидит свет только через девять лет, в 1954 году. В основу этой книги легли стихотворения, написанные часто в дороге и навеянные дорожными встречами и впечатлениями, знакомствами с новыми людьми и новыми местами. «Азербайджанская весна» – так называется один из поэтических циклов Тушновой.

    В промежутке между двумя книгами Тушнова много и упорно работала: рецензентом в издательстве «Художественная Литература», очеркистом в газете, переводила с подстрочников Рабиндраната Тагора, причём великолепно делала это, поскольку была лириком, «по самой своей строчечной сути», как говорила она сама. Она искала свой собственный путь в поэзии. Искала тяжело, мучительно, часто сбиваясь с такта и много теряя и для сердца и для таланта.

    Ей была присуща своя нота чистой, пронзительной грусти, элегичности, то, что лихие «проработчики» от Союза писателей тут же назвали «пресловутой камерностью», «перепевами надуманных переживаний в духе «салонных» стихов Ахматовой».

    С наибольшей полнотой обострённое лирическое чувство поэтессы раскрылось в последние годы жизни в сборниках «Память сердца» (1958), «Сто часов счастья» (1965) и других, в которых она размышляет о высокой любви, о глубоких человеческих отношениях. Пафос её – в программных строках первого стихотворения:

    Это зря говорится,
    Что надо счастливой родиться.
    Нужно только, чтоб сердце
    Не стыдилось над счастьем трудиться…

    Большой интерес представляют путевые стихи Тушновой, написанные по мотивам частых поездок по стране, рисующие современный её быт и своеобразную атмосферу аэропортов, вокзалов, поездов. Наблюдения, размышления и переживания в дороге органично вплетены в лирические и любовные сюжеты.

    Наиболее известное стихотворение Тушновой, обессмертившее её имя – «Не отрекаются, любя» (1944). Романс на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976 году в спектакле Московского театра им. Пушкина, но суперхитом стал в 1977 году в исполнении Аллы Пугачёвой. На протяжении десятилетий шедевр пользуется неизменным успехом у слушателей. Сама Пугачёва позже называла песню главной в своём репертуаре, признавалась, что во время исполнения её прошибает слеза, и что за это чудо можно дать Нобелевскую премию.

    Умерла Вероника Тушнова 7 июля 1965, после тяжёлой болезни в возрасте 50 лет в Москве.

     

     

  • 330 лет со дня рождения И. С. Баха

    21 марта – 330 лет Иоганну Себастьяну Баху (1685-1750), немецкому композитору.

    В Эйзенахе, небольшом городке Тюрингии, глухой провинции отсталой, раздробленной феодальной Германии, в семье скромного городского музыканта Баха в 1685 г. родился сын. Его назвали Иоганн Себастьян. По твёрдо установившейся семейной традиции мальчик должен был стать музыкантом. Среди шести поколений Бахов едва ли можно было найти двух-трёх человек, для которых занятие музыкой не стало бы делом их жизни. Поэтому так и случилось, что почти все органисты, трубачи, флейтисты, скрипачи, капельмейстеры и канторы Тюрингии принадлежали к многочисленному роду Бахов. Прадедом великого композитора был Фейт Бах. Он жил во второй половине XVI в. Семейное предание утверждало, что, отправляясь на мельницу молоть муку (Фейт был пекарем), он брал с собой цитру. Фейт садился на берегу реки у мельничного колеса, и от весёлых звуков его музыки быстрее бежал водный поток, проворнее крутились жернова.

    Удивительной жизненной силой обладал род Бахов. XVI-XVII вв. – тяжелейший период в истории Германии. Поражение Крестьянской войны, одним из центров которой была Тюрингия, привело к жестокой расправе над крестьянами и городской беднотой, ремесленниками, поднявшимися против власти феодалов. Бедствия усугубились Тридцатилетней войной, в которую были втянуты фактически все европейские государства, а военные действия опять-таки не миновали Тюрингской земли.

    Казалось, что эти условия произвола и разорения мало способствовали существованию музыкантов-профессионалов. Жизнь, которую вели Бахи, была полна лишений и нужды. Подобно семье музыканта Миллера из шиллеровской трагедии, они, бесправные, постоянно испытывали притеснения и глумления владетельных князьков или отцов церкви, у которых должны были служить.

    Но в непрестанной суровой борьбе росли и крепли опыт, знания, любовь к музыке рода Бахов, чтобы с необыкновенной силой раскрыться в творчестве музыканта, имя которого Иоганн Себастьян Бах.

    Жизненный путь гениального композитора – это постоянная борьба за право на творчество, право создавать прекрасную музыку для людей. Девяти лет он остался сиротой: в один год умерли его отец и мать. Пять лет живёт Себастьян в семье старшего брата, а с 15 лет начинает свой трудовой путь – служит певчим и органистом в протестантских церквях, музыкантом при карликовых дворах правителей немецких земель.

    Рано проявился музыкальный гений Баха, его стремление «добиваться своей конечной цели – не досаждая другим творить настоящую музыку», – как писал Бах в обращении к Совету города Мюльхаузена, в чьём подчинении находилась церковь. Это стремление неизбежно должно было привести к разладу с церковниками, к конфликту художника с феодальным деспотизмом. Унизительные допросы, штрафы, выговоры, даже арест по приказу герцога в Веймаре – всё испытал Бах. Ему ставилось в вину, что он создаёт музыку «слишком короткую» или «слишком длинную», что в его музыке «много чуждых звуков», а в его поведении «недостаточно подобострастия».

    Да, действительно, угождать, приспосабливать своё искусство к примитивным и ханжеским требованиям власть имущих Бах не умел и не хотел. Он высоко ставил достоинство человека и достоинство артиста, видел задачу музыканта в том, чтобы помогать людям жить, делать людей лучше.

    По природе своей и воспитанию Бах был очень скромным человеком в общении с людьми – мягким, добрым. Но во всём, что касалось творчества, он становился непреклонным, резким, не шёл ни на какие компромиссы. Своей музыкой он хотел говорить людям только правду.

    Обладая поразительной целеустремленностью, Бах жадно стремился к знаниям, постоянно совершенствовал своё искусство. Ещё в детские годы он обнаружил эту черту своего характера, когда тайно от брата ночью, при лунном свете, в течение полугода переписывал для себя сочинения любимых композиторов. Так поступал он и тогда, когда достиг вершин мастерства. Степными или лесными дорогами, пешком преодолевая расстояния в десятки, а иногда и в сотни километров, он отправлялся в различные города Германии, чтобы услышать игру или произведения известных музыкантов. Так, в октябре 1705 г. Бах идёт из Арнштадта в Любек (расстояние 450 км!), чтобы присутствовать на концертах Букстехуде– композитора и органиста. Бах так был потрясён его искусством, что всё забыл, забыл, что кончается четырехнедельный отпуск, и опоздание послужит поводом к очередным гонениям. Бах пробыл в Любеке 4 месяца, пока не понял в искусстве Букстехуде всё, что было в нём необычного, нового, и только после этого вернулся в Арнштадт.

    Бах был высокообразованным человеком. Он читал в подлинниках великих римских поэтов Вергилия и Горация, хорошо знал современную ему поэзию, изучал математику, философию. В его библиотеке были книги Лейбница – крупнейшего немецкого философа, своими трудами готовившего движение просветителей в Германии.

    Бах прекрасно знал современную ему европейскую музыку, но всеми своими корнями он был связан с народным искусством. Ремесленники, крестьяне-труженики окружали его в детские годы. Он слышал народные песни, предания о тяжёлых и героических событиях, пережитых его народом.

    В гостеприимном доме отца Себастьяна собиралась многочисленная родня. Танцы, шутки, народные песни – грустные и весёлые – всегда сопровождали эти встречи. Народная музыка стала одним из основных источников творчества Баха.

    Более двадцати лет скитался Бах по дорогам Германии, мечтая найти место, где бы он мог сочинять музыку, разговаривать с простыми людьми, поведать им то, что он узнал о жизни человека, о жизни родины.

    В 1723 г. Бах переезжает в Лейпциг и подписывает с городским магистратом тяжелейшие условия договора. Его нанимали на должность кантора певческой школы при церкви св. Фомы и органистом и руководителем оркестра в главной церкви Лейпцига и других трёх церквях города. Он обязывался «повиноваться господам инспекторам и председателю школы во всём, что они от имени высокого Совета будут предпринимать... Не выезжать из города без разрешения господина бургомистра...». Во избежание излишних расходов обучать мальчиков (их было 55, голодных, полуодетых детей-сирот) не только пению и игре на музыкальных инструментах, но и латыни. На похоронах кантор должен следовать за гробом покойника во главе певчих... И ещё он должен писать музыку, которая не была бы «слишком продолжительной и опероподобной, но чтобы возбуждала в слушателях благолепие».

    Почему Бах подписал этот унизительный договор и обосновался в Лейпциге?

    Лейпциг – один из крупнейших по тому времени городов Германии (насчитывал 30 тысяч жителей). Протестантские церкви его были вместительны: церковь св. Фомы имела 1500 мест. В праздничные дни и особенно в дни знаменитых лейпцигских ярмарок церкви бывали переполнены: приезжали крестьяне, ремесленники, купцы из отдалённых сёл и городов и даже из других стран. В протестантских церквях богослужение велось не на латинском, а на родном, немецком, языке. Значит, и музыкальные произведения для церковной службы композитор мог писать не только на латинский, но и на немецкий текст. В Лейпциге, в отличие от маленьких городков или княжеских дворов, где раньше служил Бах, он получал исключительную возможность общения с широкой демократической аудиторией. Это было тем более важно, что в Германии XVIII в. в условиях, когда «не было образования, средств воздействия на умы масс, свободы печати, общественного мнения», церковь оказывалась единственным местом, откуда композитор мог обратиться к народу, а народ – услышать его музыку.

    В Лейпциге Баху пришлось вести особенно изнурительную борьбу с городским магистратом за право свободного творчества. Дело дошло до того, что непокорному «музыканту среднего достоинства» (так оценивали искусство Баха знатные бюргеры, стоявшие во главе церкви) пригрозили запретом вообще сочинять и исполнять свою музыку.

    Но Бах не сдавался. Музыка, которую сочинял Бах, никак не внушала богобоязненный трепет прихожанам. Она будила мысль, пробуждала радость, внушала людям уверенность в своих силах, звала к подвигу.

    В первый год своей службы в Лейпциге, в 1723 г., Бах создал «Магнификат» – торжественную, светлую, праздничную ораторию для пятиголосого хора, солистов, оркестра, органа. «Магнификат» – хвалебная песнь деве Марии, обычно сочинялась различными композиторами на латинский текст первой главы Евангелия и исполнялась во время рождественской службы. Бах обязан был сделать то же.

    Центральный образ «Магнификата» – огромная, ликующая разноликая толпа: из 12 номеров оратории 5 отданы хору. Первый хор – «Magnificat» («Радостная») и заключительный хор – «Gloria» составляют основу его композиции. В красочно-парадном звучании оркестра (звучат литавры, трубы, флейты, гобои, струнные инструменты, орган), в ликующем пении женских и мужских голосов смешанного хора возникает яркий образ огромного народного празднества.

    Остальные 7 номеров оратории – это арии (5 номеров) и ансамбли (дуэт и терцет). Их исполнение поручено меццо-сопрано, сопрано, тенору и басу. Включая эти сольные и ансамблевые номера в ткань произведения, Бах как бы концентрирует внимание слушателей на отдельных людях этой многоликой толпы, передаёт различные состояния радости, переживаемой разными людьми. У каждого – свой характер, который выявляется в музыке. И все они – часть целого, ликующего народа, утверждающего своё право на счастье и радость.

    Такова логика композиционного построения оратории, раскрывающая его содержание. Ария № 2 «Etexultavit» (лат. «Восхищаюсь») следует за вступлением и хором, открывающим ораторию. Исполняет её глубокий женский голос – меццо-сопрано. Ария № 2 написана композитором в ритме старинного танца – менуэта. До того как менуэт стал бальным танцем, он был распространён среди крестьян и исполнялся хороводом.

    Чтобы слушатели-прихожане, а они в большинстве своём были людьми простыми, не искушёнными в искусстве и не понимавшими латинского текста, – чтобы эти слушатели лучше поняли смысл, идею произведения, Бах насыщает музыку оратории ритмами и мелодиями широко известных народных танцев и песен.

    Но это не всё. В хоровых номерах «Магнификата» Бах использует мелодии протестантского хорала. Хоралы (от греч. Choros – хор) – народные песни-молитвы. Во время Реформации и Крестьянской войны с духовными песнями, имевшими отнюдь не покорный, благолепный характер, шли на штурм феодальных замков отряды восставших крестьян. Мелодии протестантских хоралов вызывали в сознании народа образы мужественные, звучали как призыв к мужеству, стойкости, к вере в победу, будили чувства радости или скорби, сострадания. Мелодической основой многих хоралов были также мелодии народных песен и танцев.

    Обращаясь к протестантскому хоралу, композитор обращался к народу, говорил с ним на его языке. Вставляя в произведение хоральную тему, он тем самым как бы объявлял, о чём пойдёт речь в произведении, помогая прихожанам сосредоточиться на главной его мысли. Так звучит центральный хор оратории № 7 (Ecit potentiam), написанный на слова Евангелия «Явил могущество своё и рассеял возгордившихся». Этот хор звучит как полифония мощно и воинственно. Сам Бах называл полифонию «разговором уважающих друг друга собеседников». По словам одного из его учеников, «величайший мастер полифонии» так (образно) учил своих питомцев искусству полифонии: каждый голос в сочинении, каждая тема, каждая мелодия – это личность, а многоголосное сочинение – беседа между этими личностями, и надо ставить за правило, чтобы каждая из личностей говорила хорошо и вовремя, а если не имеет что сказать, то лучше бы молчала и ждала, пока не дойдёт до неё очередь».

    Но вернёмся к мощному и воинственному гимну – центральному хору «Магнификата». Его интонации подхватит соло тенора № 8 («Deposuit»). «И низложил властителей с престолов и возвысил униженных» – содержание её текста. Музыка арии, суровая и выразительная, передаёт ритм сарабанды – старинного испанского танца, который исполнялся торжественно, движения танцоров должны были быть медленными, плавными.

    На смену этой торжественной музыке придёт изящная, грациозная музыка арии альта (№ 9 «Esurientis») – «алчущих исполнил благ» – с двумя солирующими флейтами. Так разворачивает Бах перед слушателями яркую картину народного праздника: многоликая людская толпа, счастливая и могучая, движется, поёт, танцует...

    Как уже было сказано, в основу оратории положен эпизод первой главы евангельской легенды. Он повествует о том, как к деве Марии явился архангел и сообщил ей благую весть («Благовещение») о предстоящем ей материнстве. Этот лирический сюжет вдохновлял многих творцов искусства – предшественников и современников Баха..

    Бах сохранил гуманистическую традицию трактовки легенды, но до неузнаваемости раздвинул границы темы. Жизнеутверждающая сила музыки оратории «Магнификат», полифония чувств, образов, многоликость действующих лиц, мощь народной толпы, объединённой в едином чувстве, – как далеко всё это от покорно-лирического образа благостно молящейся девы! По силе и мощи созданного композитором образа ликующего народа музыка Баха предвосхищает появление аналогичных образов в симфониях Бетховена и операх Мусоргского.

    Музыка Баха звала к единству, внушала надежду, необходима была измученному, разобщённому народу Германии.

    В условиях «смертельной усталости и бессилия немецких мещан», когда «всё прогнило, колебалось, готово было рухнуть и нельзя было даже надеяться на благотворную перемену» (Ф. Энгельс), под высокими сводами собора звучала музыка, в которой утверждалась жизнь. Бах обращал чувства людей друг к другу, укреплял в них веру в свои силы, в неизбежность перемен. Музыка Баха объединяла людей общностью совместно испытываемого ими высокого чувства радости, счастья. Она помогала им выстоять.

    Бах. Концерт ре минор Святослав Рихтер

    Иоганн Себастьян Бах - Страсти по Матфею

     

  • Легенда об Архимеде

    Архимед(287 до н. э. – 212 до н. э.) – древнегреческий математик, физик и инженер из Сиракуз. Сделал множество открытий в геометрии. Заложил основы механики, гидростатики, автор ряда важных изобретений.

    Уже при жизни Архимеда вокруг его имени создавались легенды, поводом для которых служили его поразительные изобретения, производившие ошеломляющее действие на современников. Известен рассказ о том, как Архимед сумел определить, сделана ли корона царя Гиерона из чистого золота, или ювелир подмешал туда значительное количество серебра. Удельный вес золота был известен, но трудность состояла в том, чтобы точно определить объём короны: ведь она имела неправильную форму! Архимед всё время размышлял над этой задачей. Как-то он принимал ванну и заметил, что из неё вытекает такое количество воды, каков объём его тела, погруженного в ванну, и тут ему пришла в голову блестящая идея: погружая корону в воду, можно определить её объём, измерив объём вытесненной ею воды. Согласно легенде, Архимед выскочил голый на улицу с криком «Эврика!» (др-греч. εὕρηκα), то есть «Нашёл!». В этот момент был открыт основной закон гидростатики: закон Архимеда.

    Другая легенда рассказывает, что построенный Гиероном в подарок египетскому царю Птолемею тяжёлый многопалубный корабль «Сиракузия» никак не удавалось спустить на воду. Архимед соорудил систему блоков (полиспаст), с помощью которой он смог проделать эту работу одним движением руки. По легенде, Архимед заявил при этом: «Будь в моём распоряжении другая Земля, на которую можно было бы встать, я сдвинул бы с места нашу» (в другом варианте: «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир»).

    По материалам сайта: ВикипедиЯ

     

    Легенда об Архимеде и гидростатическое взвешивание

    Если подвешенное на пружинных весах тело опустить в воду, то показание весов уменьшится на величину, равную выталкивающей силе, действующей на это тело.

    Эта «потеря веса» при погружении тела в воду может оказаться порой «на вес золота». Именно так и произошло согласно знаменитой легенде об Архимеде.

    Однажды царь Сиракуз (города, где жил Архимед) заказал своему ювелиру корону из чистого золота. Когда ювелир принес корону царю, тот попросил Архимеда проверить, действительно ли корона сделана из чистого золота. Но при этом на короне не должно остаться даже царапины!

    Легенда гласит, что идея озарила ученого, когда он принимал ванну. Размышляя о своей задаче, Архимед заметил, что при погружении в воду его тело как будто стало легче. И он догадался, как использовать эту «потерю веса» для ответа на вопрос царя!

    Решение задачи о царской короне пришло в голову Архимеду, когда он погрузился в ванну.

    Обрадованный Архимед выскочил из ванны и побежал по улицам Сиракуз, крича: «Эврика!», что в переводе с греческого означает «нашел!». С тех пор слово «эврика» стало символом счастливой идеи, озарения (вспомните также «яблоко Ньютона»).

    Представим, каким могло быть решение Архимеда. Скорее всего, он использовал закон, открытый им как раз при решении этой задачи.

    Согласно закону Архимеда «потеря веса» короны в воде равна весу воды в объеме, занятом короной. Обозначим Р вес короны в воздухе, а Р' — ее вес в воде. Тогда Р - Р' = ρвgV, где ρв — плотность воды, V — объем короны. Отсюда

    Подставив это выражение для объема в формулу для плотности короны 

    получим

    Эта формула и позволяет определить плотность тела. Подставив в нее измеренные значения веса короны в воздухе и в воде, Архимед нашел плотность короны. Она оказалась меньше, чем плотность золота, так что не случайно царь заподозрил ювелира в подделке.

    Описанный способ измерения плотности называют гидростатическим взвешиванием (см. лабораторную работу № 9).

    Решим задачу

    Можно ли считать, что корона сделана из чистого золота, если ее вес в воздухе равен 20 Н, а в воде ее «вес» — 18,7 Н?

    Ответ: нельзя.

    Легенда об Архимеде

    (Закон Архимеда)

    Жил в Сиракузах мудрец Архимед,
    Был другом царя Гиерона.
    Какой для царя самый 
    Важный предмет?
    Вы все догадались – корона!

    Захотелось Гиерону
    Сделать новую корону.
    Золота отмерил строго.
    Взял немало и немного,
    Сколько нужно, в самый раз.
    Ювелиру дал заказ.

    Через месяц Гиерону
    Ювелир принес корону.
    Взял корону Гиерон,
    Оглядел со всех сторон.
    Чистым золотом сверкает...
    Но ведь всякое бывает,
    И добавить серебро
    Можно к золоту хитро,
    А того и хуже – медь
    (Если совесть не иметь)...

    И царю узнать охота:
    Честно ль сделана работа?
    Не желал терпеть урон Гиерон.
    И позвал он Архимеда...
    Началась у них беседа.

    Гиерон. Вот корона, Архимед.
                   Золотая или нет?

    Архимед. Чистым золотом сверкает...
    Гиерон. Но, ты знаешь, всё бывает!
    И добавить серебро
    Можно к золоту хитро.
    А того и хуже – медь,
    Если совесть не иметь.
    Сомневаться стал я что-то.
    Честно ль сделана работа?
    Можно ль это, ты скажи, 
                               определить?
    Но корону не царапать, не пилить...
    И задумался учёный:
    – Что известно? ВЕС короны.
    Ну а как найти ОБЪЁМ?
    Думал ночью, думал днём.
    И однажды, в ванне моясь,
    Погрузился он по пояс.
    На пол вылилась вода –
    Догадался он тогда,
    Как найти ОБЪЁМ короны,
    И помчался к Гиерону,
    Не обут и не одет...
    А народ кричал вослед:
    – Что случилось, Архимед?
    – Может быть, землетрясенье
    Или в городе пожар? 
    Всполошился весь базар!
    Закрывали лавки даже.
    Шум и крики, и смятенье!
    Он промчался мимо стражи.
    – Эврика! Нашёл решенье! –
    Во дворец примчался он.
    – Я придумал, Гиерон!

    (Во дворце.)
    Архимед. Эврика! Раскрыл секрет!
    Гиерон. Ты оденься, Архимед!
             Вот сандалии, хитон.
             А расскажешь всё потом!
    Архимед. Пусть весы сюда несут
             И с водой большой сосуд...
             Всё доставить Гиерону!..

    (Слуги всё приносят.)
    На весы кладём корону,
    И теперь такой же ровно
    Ищем слиток золотой...

    (Находят кусок золота, по весу равный короне.)
    Гиерон. Всё понятно!
    Архимед. Нет, постой!
          Мы теперь корону нашу
          Опускаем в эту чашу.
           Гиерон! Смотри сюда –
           В чаше поднялась вода!
          Ставлю чёрточку по краю.
    Гиерон. А корону?

    Архимед. Вынимаю.
              В воду золото опустим.
    Гиерон. В воду – золото? Допустим...
    Архимед. Поднялась опять вода,
              Метку ставлю я.
    Гиерон. Куда?
    Архимед. Ну, конечно же, по краю.
    Гиерон. Ничего не понимаю...
             Лишь две черточки я вижу.
             Эта – выше, эта – ниже.
             Но какой же вывод главный?
    Архимед. Равный вес.
             Объём не равный!
             Понимаешь, Гиерон,
             Я сейчас открыл закон.
             Тот закон совсем простой.
             Тело вытеснит...
    Гиерон. Постой!
             Говоришь, объём не равный? 
             Мастер мой – мошенник
                                        явный!
            За фальшивую корону
            Он ответит по закону!
            А ты за разгадку
            Получишь дары!
            На этом прервалась беседа...
            Немало воды утекло с той поры,
            Но помнят закон Архимеда!

     

BannerFans.com

  Учительский портал  Образовательный портал Классные-часы.Ру      Сообщество педагогов       

Copyright © 2013. Персональный сайт учителя  Rights Reserved.